Будни студента журфака ВШЭ

Манифест проекта

Ctrl + ↑ Позднее

31 октября. Рутина

Сегодня были две лекции по философии и факультатив по старению населения.

I и II лекцииФилософия

Роман Владимирович рассказывал про Канта, Руссо и эпоху просвещения.

Кусочек конспекта:

ФакультативСтарение населения

Сегодня факультатив вела Юлия Павловна Лежнина. Обсуждали экономические аспекты старения.

Часть конспекта:

Интересный график:

История пенсионной системы в России:

Обсуждали пенсионные системы:

31 октября  

30 октября. Истина и правда

Сегодня был первый день второго модуля. Прослушал две лекции по базовым инструментам журналистики и две лекции по истории.

I и II лекцииБИЖ

На журналистике учились верстать пост в Виксе. Админка блога похожа на ошибку эволюции, мастодонта, чьи предки тысячи лет мутировали совсем не туда, куда надо и сейчас уже поздно что-то менять, слишком далеко всё зашло. Выглядит так:

При работе с ней я чётко ощущал, что попал не просто в другой мир, а в другое измерение. Чтобы вставить картинку в админку надо было нажать семь раз (а ведь в Эгее — ноль, просто перетащить в редактор и всё... Ладно. Во вселенной есть какие-то вещи, которых нам всё равно не изменить).

В качестве основы для поста взял статью об открытии новой экспозиции в Музее современной истории России. Первую пару приводил её к критериям:

В начале второй поставил ноутбук перед Гурьяновым. Солнце, бившее в щель между жалюзи, как на картине Караваджо, очерчивало на столе чёткую границу между светом и тенью. Протекло несколько ужасно тихих секунд. Потом Владимир Викторович начал говорить. Казалось, что сам Марк Антоний произносит речь над трупом Цезаря. Как я понял из его монолога, меня даже графоманом нельзя назвать, потому что это уже нечто другое, сродни безумию.

— Вы хотите, чтобы я убрал всё «яканье»?
— Да, только чтобы не было скучно. Чтобы ты зацепил читателя.

Я застыл, почувствовав, как Гурьянов только что метафорически ударил меня тростью. Зацепить читателя личным мнением и эпитетами может любой кальмар. А вот описать скучную церемонию открытия без личного мнения, почти без прилагательных, без оценок так, чтобы текст можно было вообще читать и не плеваться — это был вызов.

Всю вторую пару я переписывал, подходил к столу, собирал замечания и уходил. Во время четвёртой итерации Гурьянов назвал меня пулемётчиком. Проклял или похвалил?

Вдруг одногруппники как-то очень резко начали собираться. Я посмотрел на часы — до истории осталось три минуты. Последний раз подошёл к Владимиру Викторовичу и спросил: «Так?» Он наклонил голову — но не соглашаясь и не отрицая... а как-то так... ну, слишком неопределённо... что ничего нельзя исключить... но может, и что-то не так... короче, он ничего прямо не говорил...

Я выдохнул и нажал на кнопку «Отправить».

I и II лекцииИстория

Историю у нас ведёт Вадим Суренович Парсамов.

Кусочек конспекта первой лекции:

Оказывается, в древней Руси слова «правда» и «истина» не были синонимами. Правда могла быть Божественной или законной, а истина — это то, как было на самом деле. К примеру, Нестор был озабочен правдой, потому что писал ради потомков.

Сейчас, я с русской землёй закончу и сделаем перерыв

На второй лекции читали отрывок из «Повести временных лет»:

Все эти племена имели свои обычаи, и законы своих отцов, и предания, и каждые — свой нрав. Поляне имеют обычай отцов своих кроткий и тихий, стыдливы перед снохами своими и сестрами, матерями и родителями; перед свекровями и деверями великую стыдливость имеют; имеют и брачный обычай: не идет зять за невестой, но приводит ее накануне, а на следующий день приносят за нее — что дают. А древляне жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывали, но умыкали девиц у воды. А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу, как и все звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах, и браков у них не бывало, но устраивались игрища между селами, и сходились на эти игрища, на пляски и на всякие бесовские песни, и здесь умыкали себе жен по сговору с ними; имели же по две и по три жены. И если кто умирал, то устраивали по нем тризну, а затем делали большую колоду, и возлагали на эту колоду мертвеца, и сжигали, а после, собрав кости, вкладывали их в небольшой сосуд и ставили на столбах по дорогам, как делают и теперь еще вятичи. Этого же обычая держались и кривичи, и прочие язычники, не знающие закона Божьего, но сами себе устанавливающие закон.

На словах «всякие бесовские песни» из телефона Н. раздалась музыка. Н. поспешно выключила её. Резкая, абсолютная тишина. Конец.

ВыпендриваюсьИнтервью с Корзуном

Моё первое вышкинское напечатанное на бумаге интервью.

30 октября  

26 октября. Экзамен по БЖД

Сегодня был второй экзамен — по безопасности жизнедеятельности.

ЭкзаменБЖД

Экзамен по БЖД — тест. Максимальное время написания —полтора часа. Можно сдать удалённо или приехать в Вышку и написать его в удобной, большой, светлой аудитории с красивыми, ровными рядами Маков.

Я сдавал удалённо, начал в 12:10, в 12:40 закончил.

Два вопроса для понимания происходящего:

26 октября  

23 октября. Экзамен по ТиПРЛЯ

Сегодня началсь сессионная неделя. Первый экзамен был по теории и практике русского литературного языка.

ЭкзаменТиПРЛЯ

Марина Львовна — слева, Яна Эмильевна — справа

В семь утра выяснилось, что в принтере закончился картридж, поэтому я не мог распечатать словарную статью. Последствия этого грозились быть не просто тяжкими, а скорее всего, необратимыми.

Я приехал в Вышку, трусцой поднялся на третий этаж и постучал в дверь учебного офиса. Стучащему не отворили — дверь была закрыта на ключ. Сел и стал ждать. В какой-то момент наступила апатия. Мне было уже всё равно придёт ли кто-нибудь отпереть дверь или нет. Я сидел и тупо смотрел на стену, на которой чья-то огненная рука писала «Мене, мене, текел, упарсин». Иногда мелькали воспоминания, что где-то там у меня есть сотрудники учебного офиса — добрые, хорошие и разумные люди, которые приходят до начала официального рабочего дня. Или, быть может, они просто приснились мне. Жаль было бы, если так.

Из апатии меня вывел звук открываемой двери. Я вскричал: «Подождите, простите, можно, пожалуйста, умоляю, спасите!». Сотрудница повернулась ко мне. Я объяснил ситуацию уже более спокойно (если в данной ситуации вообще уместно такое слово). Сотрудница пустила меня за компьютер (Любой каприз за ваше «ну пожа-а-а-а-луйста, пожа-а-а-а-луйста») и я наконец-то распечатал словарную статью.

Экзамен начался с того, что Яна Эмильевна объяснила его процедуру: подходите к столу, тяните билет, отдаёте словарную статью, готовитесь двадцать минут, отвечаете. Ахапкина этот день была абсолютно категорична в своих предложениях. Не было никаких обтекаемых фраз, всё предельно понятно — и невесело.

Первые сдающие за билетами выходили неохотно, словно стесняясь друг друга. Да, лучше им было вообще не делать этого, чем делать вот так. Здесь было одно расстройство. Я был пятым или шестым. Вытянул билет номер шесть. Был дан текст, из которого надо было выбрать слово и рассказать о его функциях и этимологии. Фрагмент набросков к слову «рука»:

Зацените объём в правом столбце

Сам ответ прошёл относительно спокойно и даже где-то хорошо. Рассказал про этимологию и функции «руки», защитил словарную статью. Фрагмент словарной статьи:

Хочется плюнуть на зачётную неделю, продать макбук — и уехать отсюда. Благо, экзамен по БЖД можно сдавать на любом компьютере в любом месте земного шара.

23 октября  

20 октября. Rudenėja

Сегодня были две лекции по психологии и факультатив по старению населения.

I и II лекцииПсихология

Сокурсники сделали прекрасный мем

В литовском языке есть чудесное слово — Rudenėja. Оно означает состояние природы, характерное для начала осени. Rudenėja была у меня в душе после психологии.

Всё началось с того, что Семёнов попросил девочек на задних рядах прекратить болтать. Те, наученные горьким опытом, замолчали. И наступившая тишина до сих пор звенит у меня в ушах.

Дальше два часа Игорь Никитович рассказывал о Юнге, Фрейде, психодрамах, архетипах и формуле личности для людей, которые, прямо скажем, собрались здесь вообще не ради него.

За десять минут до окончания лекции я понял, что ничего интересного уже не будет, взял рюкзак и вышел. Семёнов молча смотрел мне в спину с тем интересом и с тем полным боевой готовности уважением, с которым один разъярённый боевой бронтозавр взирает на другого. Мне вдруг стало очень жалко его, ведь Игорю Никитовичу, наверное, очень сложно жить и преподавать в моём цифровом веке.

Игорь Никитович, простите меня.

ФакультативСтарение населения

Японский кодекс самураев говорит: «Если есть выбор, выбирай путь, ведущий к смерти». Но мы не самураи и боимся смерти и стариков. Это называется «эйджизм». На факультативе обсудили, что это такое и как ему противостоять:

В конце смотрели фильм:

Акела промахнулсяКаждый, кто идёт в медиа — сумасшедший авантюрист

Написал текст о медиа для газеты ко дню открытых дверей, но его не одобрила главред. Публикую его здесь:

В медиа приходят люди с горящей звёздной пылью в голове. Они не говорят, не рассуждают, а берут и делают. Делают, как будто в последний и в то же время в первый раз в жизни: круто, ярко и немного волнуясь.

В медиа приходят для удовольствия, а не ради вознаграждения. Вы вряд ли будете известны и знамениты (зато получите внутрицеховое признание, что гораздо ценнее). Вы вряд ли будете богаты и сможете летать на своём самолёте (зато сможете зарабатывать даже тогда, когда холодильники будут умнее, чем их пользователи). Вы будете часто и много делать то, что не нравится (зато вы найдёте себя). В медиа стоит идти только, если вас прёт от него.

В медиа принята протестантская трудовая этика: работай хорошо, отвечай за поступки и принимай правильные решения. Никто никогда ничего никому не должен. Что-то не нравится — критикуй и улучшай.

У медийщиков зарплата маленькая, а связей много и есть возможность влиять на десятки и сотни тысяч людей, поэтому нам иногда предлагают суммы с пятью нулями, чтобы мы что-нибудь сделали или, наоборот, не сделали. Правильный медийщик умеет сопротивляться подобным соблазнам, потому что понимает, что репутация важнее быстрых (пусть и больших) денег.

Иногда в медиа идут, чтобы защищать маленького человека (больные дети, геи в Чечне) или убивать большого (самый известный пример — серия статей об Уотергейтском деле Боба Вудварда и Карла Бернстайна, которая привела к отставке Ричарда Никсона). В мировом масштабе первое получается относительно часто, а второе — редко. В России же и первое, и второе почти невозможно.

Несмотря на всё это, в медиа стоит идти ради одной вещи — возможности писать и говорить правду о ком и о чём угодно.

Каждый, кто идёт в медиа — сумасшедший авантюрист. Хвала ему!

20 октября  
Ctrl + ↓ Ранее