9 января. Не было страшно

В первый день третьего модуля были две лекции по праву. Это было нечто.

ЛекцияПраво

Преподаёт право у нас Антон Борисович Дидикин. Ничего я толком о нём не помню: ни как он одет, ни как говорит, ни какие носит ботинки (и были ли вообще у него ботинки). Помню только, что когда Антон Борисович вошёл в аудиторию, стало понятно — он хорошо знает свой предмет. Такое от Дидикина распространялось странное ощущение, словно мир в целом — в порядке и ему, в частности, здесь (на Земле) норм. Это сразу придало предмету «Право» и самому Антону Борисовичу устойчивости и даже веса — типа «чувак умеет жить и нас не спросил как» (хотя вообще-то, так говорят обо мне). Короче, харизма преподавателя права сшибала с ног.

Лекция началась с признания Дидикина: «Конституцию в школе я очень не любил. Пришлось полюбить её позже». Стало почему-то сразу чуть-чуть тревожно, как самураю, наблюдающим за увяданием сакуры, но не страшно, нет.

Не было страшно и потом, когда Антон Борисович мягким, вкрадчивым голосом произнёс: «Правовая реальность — право сознания + правовые нормы + правовые отношения» и так улыбнулся, что я просто ослеп.

Речь Дидикина на протяжении всех двух лекций сохраняла железную, всеобъемлющую, какую-то нечеловеческую теплоту, и всё-таки — что-то было не так. Ну не бывает так хорошо. Не в наше время. Не в нашей стране! Короче, истинную причину я забыл — такая была причина, что и не вспомнить уже, да и не хочется, если честно.

Традиционный кусочек конспекта:



Поделиться
Отправить
Запинить
2018  
Ещё? Тогда вот